Атаки на швейцарскую банковскую тайну вновь сделали Княжество Лихтенштейн привлекательным местом вложения капиталов. Одновременно князь Ханс-Адам II с гордостью продемонстрировал на днях новые поступления в свою художественную коллекцию, среди которых – самый дорогой в мире предмет мебельной обстановки. Налоговый кризис, который два года назад потряс Княжество, ушел, не оставив следов. Более того, Лихтенштейну удалось восстановить свой имидж и клиенты, желающие разместить здесь свои капиталы, не заставили себя долго ждать. Причина: эксклюзивно предлагаемые Лихтенштейном, совершенно легальные, схемы, позволяющие серьезно экономить на налогах. Речь идет о так называемых фондовых вкладах страхования жизни. Такие вклады остаются, фактически, последним способом спасти свои деньги от алчного государственного фиска.

Атаки на швейцарскую банковскую тайну вновь сделали Княжество Лихтенштейн привлекательным местом вложения капиталов. Одновременно князь Ханс-Адам II с гордостью продемонстрировал на днях новые поступления в свою художественную коллекцию, среди которых – самый дорогой в мире предмет мебельной обстановки. Налоговый кризис, который два года назад потряс Княжество, ушел, не оставив следов. Более того, Лихтенштейну удалось восстановить свой имидж и клиенты, желающие разместить здесь свои капиталы, не заставили себя долго ждать. Причина: эксклюзивно предлагаемые Лихтенштейном, совершенно легальные, схемы, позволяющие серьезно экономить на налогах. Речь идет о так называемых фондовых вкладах страхования жизни. Такие вклады остаются, фактически, последним способом спасти свои деньги от алчного государственного фиска.

«Особенно заметен в этом смысле последний квартал 2009г., когда страховая отрасль Княжества смогла похвастаться очень неплохими итоговыми показателями», – говорит Каролина Фойгт (Caroline Voigt), представительница Лихтенштейнского объединения страхователей (Liechtensteinischer Versicherungsverband). Связано это, в первую очередь, с проведенной в Италии налоговой амнистией. Однако спрос на такого рода финансовые продукты возрос и со стороны германских клиентов.

Об этом заявила и Ирена Фишбах (Irene Fischbach), представительница страховой компании Swiss Life, дочернее предприятие которой в Княжестве специально разработало целую линейку страховых финансовых продуктов с прицелом на клиентов из Германии. Таким же курсом идет и чисто лихтенштейнский страховщик Life Assurance, который, по словам его представителя Михаэля Нойберта (Michael Neubert), так же разработал специальный финансовый продукт для немецких клиентов.

Швейцарии остается только с завистью посматривать через границу, ведь она не принадлежит, в отличие от Лихтенштейна, к европейскому экономическому пространству. А потому швейцарские страховые компании не имеют права предлагать клиентам из стран ЕС услуги подобного рода. Одновременно, наверное, с целью еще раз подчеркнуть устойчивое положение, в котором находится Княжество, князь Ханс-Адам II продемонстрировал новые поступления в свою коллекцию произведений искусства.

  Американская прокуратура ведет расследование в отношении старейшего банка Лихтенштейна Liechtensteinische Landesbank по подозрению в укрывании граждан США, которые не платят налоги. Как сообщил Reuters знакомый с делом источник, уголовное дело расследуется уже полгода, фигурантами являются три человека.

Предметы искусства в роли статусного символа имеют в среде аристократии давнюю традицию. Они как ничто другое наиболее подходят для того, чтобы демонстрировать богатство и хороший вкус. Тем большим оказывается унижение, когда с ними приходится расставаться в ситуации отсутствия финансовых средств. Именно в таком положении оказался дом Лихтенштейнов в период после Второй мировой войны. В 1950-60гг. он вынужден был распроститься с весьма ценными картинами, в т.ч. кисти Рубенса, Леонардо и Каналетто.

Однако теперь все это в прошлом. Последняя вынужденная распродажа лихтенштейнского культурного наследия имела место в 1969г. Выручка от этой сделки и стала основой для экономического взлета Княжества, продолжающегося до сих пор. Тот факт, что князь Ханс-Адам II принялся в ходе кризиса увеличивать свою коллекцию предметов искусства, связан, скорее, не с его любовью к живописи, а с «обязательствами в рамках семейной традиции». Князь признает, что раньше он не особенно разбирался, де, в искусстве, однако «с течением времени выросли и интерес и своего рода понимание особенностей, хотя в целом я до сих пор остаюсь в этих вещах дилетантом».

После того, как дела Княжества пошли на поправку, регулярно предпринимались попытки вернуть утраченные произведения. Успех был невелик. Самые заметные произведения, такие, как «Портрет Гиневры де’Бенчи» кисти Леонардо, дальнейшей продаже уже не подлежали. Данная картина была в 1967г. продана в США, в вашингтонскую National Gallery of Art. С течением времени, удалось вновь пополнить княжескую коллекцию, которая составляет на данный момент более 1 700 объектов. Часть коллекции можно видеть в рамках постоянных выставок в Вене и Вадуце, а другая часть путешествует по всему свету, играя роль своего рода культурного посла Княжества.

  Назначенный, но еще не вступивший в должность, Еврокомиссар по налогам Альгирдас Семета (из Литвы) убедил страны-участницы ЕС увеличить давление на Австрию и Люксембург с тем, чтобы они подписали с Лихтенштейном соглашение по борьбе с мошенничеством. Это стало еще одним свидетельством беспросветной предубежденности еврочиновников в налоговых вопросах. Во время недавнего заседания парламентского комитета ЕС назначенный Еврокомиссар по налогам подчеркнул тот факт, что среди стран-участниц ЕС все еще есть такие, которые продолжают выступать против соглашения.

Самым внушительным новым приобретением коллекции Князя стал стенной шкаф «Badminton Cabinet» высотой более трех м., созданный в XVIII веке. За этот шкаф из черного дерева и бронзы были в 2004г. уплачены 42 млн. франков. На сегодняшний день это самый дорогой предмет мебельной обстановки, когда-либо продававшийся на аукционах. Тот факт, что Князь Ханс-Адам II позирует для фотографов на фоне именно этого шедевра, не случаен. Смотрите, как бы говорит монарх, банки продают свои коллекции, а мы – покупаем искусство. А это означает только одно – и в эти сложные времена Княжество чувствует себя великолепно.

Добавить комментарий